Директор Палеонтологического института РАН Алексей Розанов: Палеонтология в определенном смысле шире даже общей биологии


18.02.2011

26 февраля 2008 года крупнейшему научному учреждению страны, занятому изучением эволюции живых существ на нашей планете, - Палеонтологическому институту Российской академии наук было присвоено имя его основателя - академика А.А. Борисяка. Наш корреспондент Виктор Малинский побеседовал о прошлом и настоящем института (и жизни на Земле) с его директором, членом-корреспондентом РАН, заслуженным деятелем науки Российской Федерации, доктором геолого-минералогических наук, профессором Алексеем Розановым.

вопрос: Алексей Юрьевич, позвольте сразу же задать вам важный научный вопрос: так сколько же лет отводит наука палеонтология прошлому нашей планеты и жизни на ней?

ответ: Нашей планете около четырех с половиной миллиардов лет - но это по данным астрономии, а не палеонтологии.

Палеонтология начинает работать с уровня приблизительно четырех миллиардов лет, когда уже есть геологически документированная история, когда есть осадочные по происхождению горные породы, а в них соответственно следы присутствия древних организмов. Так что жизнь на Земле существует не меньше четырех миллиардов лет.

в: Теперь, если можно, перейдем к Палеонтологическому институту.

о: Наш институт, конечно, возник гораздо позже четырех миллиардов лет - всего-навсего 78 лет назад, в 1930 году. В Ленинграде был Геологический музей, потом он был разделен на несколько частей. Одна из них стала прообразом нашего института, который назывался тогда Палеозоологическим. В 1935 году при институте был создан Палеонтологический музей, а в 1936 году институт переехал в Москву и стал называться Палеонтологическим. Основателем нашего института и его первым директором был академик Алексей Борисяк. Совсем недавно, 26 февраля этого года, институту было присвоено его имя. Почему это сделано? Алексей Алексеевич был, конечно, удивительный, выдающийся специалист и в области геологии, и в области биологии, а в первую очередь - палеонтологии. Разумеется, он и был основателем нашего института - это все так. Но дело не только в этом. Меня потрясло то, что еще во время Великой Отечественной войны (а я последнее время много занимался изучением его переписки в военные годы) он сформулировал основные современные направления исследований в палеонтологии. Я подчеркиваю: современные! То есть многое из того, что мы считали нашими собственными выдумками - и в какой-то мере даже ставили их себе в заслугу, - Борисяк придумал уже во время войны (до конца которой он не дожил - скончался в 1944 году в Москве, пережив годы эвакуации и разрухи). Это был замечательный, гениальный человек! И сейчас мы имеем ту настоящую, широкую палеонтологию именно потому, что Борисяк в те времена сумел заложить соответствующие основы. Под "настоящей палеонтологией" я имею в виду современную науку о прошлом органического мира Земли, способную реконструировать состояние и закономерности развития былых биосфер во всех их проявлениях, а не просто представляющую инструментарий идентификации ископаемых остатков организмов для нужд геологического датирования, как было когда-то. И теперь мы продолжаем это дело Борисяка.

в: Большой у вас институт? И чем он сейчас занимается?

о: Институт наш очень маленький по академическим меркам, у нас всего около 100 научных сотрудников, из них 30 процентов - доктора наук, есть и академики, и члены-корреспонденты. Институт работает в тесном творческом сотрудничестве с целым рядом авторитетнейших зарубежных организаций - например, с американским космическим агентством НАСА (по тематике исследований органических остатков в космических материалах), со многими ведущими университетами, институтами и музеями Европы, Азии, Америки, Австралии и Африки. Бесспорно, Палеонтологический институт - это ведущее профессиональное палеонтологическое учреждение не только в нашей стране, но и в мире. Естественно, весь спектр проблем и направлений современной палеонтологии невозможно охватить сотней научных сотрудников. Поэтому у нас имеется некоторый предпочтительный для нас по важности постоянный отбор разрабатываемых направлений, а очень многие исследования ведутся в сотрудничестве с другими учреждениями - как с отечественными, так и с зарубежными. Таких партнеров у нас более полусотни, среди них очень известные центры в различных областях науки. Вы понимаете, что это на несколько порядков увеличивает масштабы деятельности института и ее результатов.

У нас есть одиннадцать научно-исследовательских лабораторий. Каждая из них занимается изучением крупной группы организмов (простейших, моллюсков, членистоногих, высших беспозвоночных, растений, рыб, пресмыкающихся, млекопитающих и т.д.) либо исследует определенный комплекс групп (древнейшие, докембрийские организмы). Это, так сказать, базовый уровень исследований - настоящий фундамент, как нулевой цикл постройки здания. Кроме того, разрабатываются крупные проблемы, интересные, например, с точки зрения эволюции биосферы, биологического разнообразия, изучения кризисов или, скажем, датирования геологических пород. На этом уровне формируются надлабораторные творческие объединения, это уже теоретический уровень фундаментальных научных исследований. На этих двух уровнях базируются серьезнейшие работы обобщающего характера, которые институт проводит по различным научным программам - Президиума Российской академии наук, Отделения биологических наук РАН, а также по различным международным программам и т.д.

в: Известно, что значение палеонтологии для эволюционной теории огромно. Так было и во времена Дарвина, и позднее. А как вы оцениваете значение палеонтологии в настоящее время?

о: Можно сказать так: без нас не может обойтись ни одно из направлений биологии. И не обходится. Именно поэтому Палеонтологический институт является головным по программе Президиума РАН "Происхождение и эволюция биосферы", а эта программа охватывает работу более 20 институтов, обеспечивая, таким образом, платформу для междисциплинарного диалога геологов, палеонтологов, химиков, генетиков, специалистов в области молекулярной биологии и биохимии, экологов, микробиологов и археологов. Я считаю, что палеонтология в определенном, расширенном смысле шире даже общей биологии, так как охватывает все ее проблемы не в одном временном срезе, а во всей исторической протяженности.

в: Палеонтология - наука очень специфическая. Где вы берете молодых специалистов, как их готовите?

о: Это верно. Подготовка палеонтолога - "штучная" работа, ведь высокопрофессиональный палеонтолог должен хорошо разбираться в геологии и биологии, иметь соответствующие навыки экспедиционных и лабораторных работ, разбираться в современных приборах, досконально знать "свою" группу организмов и иметь хорошее представление о других. Хороший специалист часто зреет со школьных или ранних студенческих лет, поэтому мы самое серьезное внимание уделяем работе со студентами и школьниками. Как правило, наш будущий сотрудник - человек увлеченный, фанатик своего дела. И это главное условие его будущего профессионализма.

в: А как институт пропагандирует, как популяризирует палеонтологические знания?

о: Различными способами, в общем, всеми доступными. Это и научно-популярные публикации, и участие в тематических телепрограммах, радиопередачах. Интервью газетам и журналам, конечно же. Но самое главное, самое наглядное и привлекательное, я думаю, это наши передвижные выставки. У нас есть передвижные палеонтологические выставки, посвященные истории развития жизни на Земле, которые выставляются в различных регионах России. Они проходили в Санкт-Петербурге, Архангельске, Рыбинске, Вологде, Владимире, Ярославле, Ульяновске, Череповце, Рязани, Павловском Посаде, Серпухове, Калуге и других городах. Наши передвижные выставки неизменно пользуются большим успехом - и не только в России, где все это дело только начинает развиваться, но и за рубежом, где публика уже давно привыкла к таким вещам, а потому несколько искушеннее. Зарубежная география наших выставок - это Франция, Италия, Германия, Польша, Финляндия, Швеция, Кипр, Япония, Тайвань, Южная Корея, США (много разных штатов и районов, в том числе даже Пуэрто-Рико), Канада, Австралия и другие страны. Здесь нам здорово помогает Международное академическое агентство "Наука", на нем лежит весь груз проблем, связанных с организацией выставок, с оформлением документов, транспортом, и тому подобное - между прочим, включая все предварительные затраты, которые институт, конечно, не потянул бы. Министерство культуры России тоже нам много помогает, каждый выставочный экспонат при выезде и возвращении обязательно проходит через экспертов Минкультуры. Помимо рекламы отечественной науки у этой сферы есть еще один важный аспект - все выставки в обязательном порядке сопряжены с научной работой с зарубежными партнерами. Это наша продуманная политика на протяжении вот уже двадцати лет.

в: Широко известен ваш замечательный Палеонтологический музей, работающий при институте. Он ведь даже включен в число достопримечательностей столицы?

о: Да, причем это получилось само собой. Просто многие туристические фирмы, организующие поездки детских групп в Москву, стали включать наш музей в число основных объектов посещения, вслед за Кремлем, Третьяковской галереей и так далее. Конечно, при этом они учитывали интересы детей, их запросы. Вообще, о музее я бы хотел сказать следующее. Это один из трех крупнейших палеонтологических музеев мира. Это очень профессиональный музей, его высочайший профессиональный уровень обеспечивается прежде всего тем, что он работает при институте. Все научные достижения отражаются экспозицией, ее научным содержанием, экскурсоводы постоянно получают консультации ведущих специалистов. Научные сотрудники участвуют в обновлении и модификации экспозиции. Например, совсем недавно наши специалисты по насекомым создали совершенно новую витрину - о янтаре, ископаемых смолах и сохранившихся в них остатках животных.

в: А вы можете сказать, кто он - ваш основной посетитель?

о: Это дети, школьники. Это наши главные посетители, и поскольку это так, мы видим свою задачу не только в просвещении, но и в воспитании. Каким образом? Воспитанием нравственного, бережного отношения ко всему живому на Земле, воспитанием уважения к прошлому, к истории жизни. Палеонтология - это элемент общечеловеческой культуры. И знаете, у нас бывают еще и другие нравственные уроки: ежегодно мы принимаем тысячи бесплатных посетителей - детей из малообеспеченных семей, подростков с отклоняющимся от социальных норм поведением, инвалидов, пенсионеров, ветеранов. Каждый год 9 мая мы ждем к нам в музей ветеранов Великой Отечественной войны с их семьями.

в: Алексей Юрьевич, вы ведь не только директор института, но еще и председатель Музейного совета РАН, то есть работаете в масштабах всей академии. Что можете сказать об этом направлении?

о: Музеи Российской академии наук - это национальное достояние, выдающееся собрание музейных ценностей, имеющих огромное культурное значение. Кроме того, это способ передачи научных знаний, традиций через годы, через века и поколения. Но одновременно это и важнейший научный материал, который служит базой крупнейших фундаментальных разработок. Я считаю, что академические музеи - это один из главных факторов устойчивости функционирования академии. 29 апреля я докладывал о музейных проблемах на заседании президиума РАН и нашел полное понимание у руководства академии и у всех коллег.

в: А какие это проблемы?

о: Вы знаете, проблемы те же, что и у других учреждений и сфер нашего общества, связанных с подлинной культурой, с нравственным воспитанием человека. Тех сфер, которые не связаны и не могут быть тесно связаны с массовым потреблением и рынком. Не хватает средств, это прежде всего. Не хватает кадров - где вы найдете на зарплату в несколько тысяч рублей хранителей, реставраторов, смотрителей, обслуживающий персонал? Есть масса проблем с охраной, сигнализацией, оборудованием, оснащением. А в современных экономических условиях это все имеет угрожающую перспективу. Превратиться в народ, не помнящий своих корней, не знающий своей культуры, - это, знаете, катастрофа.

в: Алексей Юрьевич, я полностью согласен. Кстати, о катастрофах - и это мой последний вопрос на сегодня. А можно ли на основе палеонтологических данных судить о будущем нашей планеты? Может ли человек полностью уничтожить биосферу?

о: Это два совершенно разных вопроса. Первый - уничтожится ли биосфера Земли? Я думаю, что пока планета по каким-то причинам не разрушится, биосфера будет существовать. За четыре миллиарда лет истории биосферы она ни разу не прерывалась, не погибала, какие бы катастрофы ни происходили. Когда говорят о катастрофах, смешивают два понятия - катастрофы для биосферы и катастрофы для человечества. При современном технологическом уровне человек может организовать себе катастрофу в любой момент. Но биосфера от этого не исчезнет, она продолжит существование и без человека. /> />Страница подготовлена совместно с Центром Поддержки Науки

__hs_site='izvestia'; __hs_search_prefix='http://www.izvestia.ru/search.html?query='; __hs_div='hypersearch'; // подсвечиваться будут слова внутри DIV с таким именем __hs_anchor_style="color: #446B9A;"; // цвет ссылки на поиск __hs_max_highlights=8; // максимальное число подсветок в документе __hs_max_singleword_highlights=3; // максимальное число подсветок одного слова __hs_title_prefix='Искать в архиве: "'; __hs_title_suffix='"'; var begunhyper_auto_colors = new Array(); begunhyper_auto_pad = 50270095; // идентификатор площадки (Эту цифру вы получаете от Бегуна) begun_hyper_a_color = "#00CC00"; begun_underline_color = "#00CC00"; begunhyper_auto_colors[0]='#00CC00'; // цвет ссылки объявлений begunhyper_auto_colors[1]='#000000'; // цвет текста объявления begunhyper_auto_colors[2]='#CCCCCC'; // цвет домена объявления begunhyper_auto_colors[3]='#FFFFE0'; // цвет фона блока объявлений begun_hyper_limit=3; class="br5"> 15:09 16.05.08 Обсудить на форуме                     Другие материалы в рубрике Наука function OpenWndRating() { resultsWindow = window.open("/empty.html","WndRating","menubar=no,status=no,scrollbars=yes,resizable=yes,width=300,height=200"); resultsWindow.opener = window; } Оцените статью: 1 2 3 4 5