Главным для американских интересов является

Главным для американских интересов является

Память русской души - Т. В. Грачева

2010 года: «Главная цель ВС США — защищать и продвигать национальные интересы. Глав­ным для американских интере­сов является обеспечение пол­ной интеграции растущих дер­жав в глобальную систему».

Из этой цитаты видно, что Соединенные Штаты пре­следуют в современной войне не традиционные, не госу­дарственные, а глобальные цели. Законодательство лю­ бого государства ограничивает возможности прямого применения традиционных, национальных вооруженных сил целым рядом сдерживающих норм. Чтобы обойти их и достичь нетрадиционных глобальных целей, под коман­дованием США создаются нетрадиционные глобальные силы, способные вести нетрадиционные тайные вой­ны иррегулярного, то есть диверсионного, характера. В результате появляется новая модель войны, которая в ЧООП получила название «гибридная (смешанная) война». Появление этой модели было определено как «Революция в ведении войны». Хазарская антисистема даже в узкой военной сфере умудрилась устроить рево­люцию в своих интересах.

Что же понимается под этой «гибридной (смешан­ной) войной»? Как объясняют этот термин американские стратеги?

Итак, в американской военной стратегии термин «ги­бридный» связан «с возрастанием сложности (много- аспектности) войны и увеличением числа, и разнообра­зием субъектов ее ведения». То есть война становит­ся многоплановой и ведется против всех пространств национальной государственности.

Далее говорится: «Гибридная война — это война, где стираются границы между традиционными (регуляр­ными) и нетрадиционными (иррегулярными) форма­ми и способами ее ведения».

Что означает это «стирание границ»? Отныне тради­ционная война, которая ведется регулярными воору­женными силами, постепенно трансформируется в не­традиционную войну, которая ведется иррегулярными вооруженными силами, например частными военными компаниями. Главными способами ее ведения являются подрывные и диверсионные действия. Гибридная война, таким образом, предопределяет наличие двух армий. Од­ну регулярную — для прямых, традиционных военных дей­ствий, другую иррегулярную (криптоармию) — для непря­мых (тайных) действий.