За крейсерами держались восемь миноносцев.

За крейсерами держались восемь миноносцев.

Память русской души - Т. В. Грачева

Митрополит Московский Филарет (Дроздов)

Гибель в бою для русских воинов почиталась за сча­стье. Защищая Россию, наши воины не задумывались о смерти и не пасовали перед ней. И когда однажды осиро­тевшие матери стали высказывать укоризну легендарно­му Белому генералу М. Д. Скобелеву, что их сыновья погибли, а он жив, Михаил Дмитриевич спокойно ответил: «Я еще не достоин такой чести» (В. Г. Цветков. Русская до­блесть).

Почитая смерть в бою за честь, матросы легкого рус­ского крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» предпочли вступить в неравный бой с эскадрой японских кораблей. Перед выходом из порта командир русского крейсера капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев, отвечая на во­просы сочувствующих иностранцев о намерениях и усло­виях японского ультиматума, гордо ответил: «Сделаю по-

пытку прорваться. Приму бой с эскадрой японцев, как бы сильна она ни оказалась. Сра­жаться на нейтральном рейде не собираюсь, а о сдаче не может быть и речи. Это не в обычае русских моряков!..»

(Н. Руднев. Командир легендар­ного крейсера, 1950).

В 11 часов 20 минут 27 янва­ря (9 февраля) 1904 года два русских корабля «Варяг» и «Ко­реец» снялись с якоря и пошли

навстречу бессмертию. У острова Риши, не доходя до острова Иодольми, их хищно поджидала вражеская эска­дра. Впереди ее располагались «шесть первоклассных крей­серов, прикрывавшие оба выхо­да в открытое море. За крейсе­рами держались восемь мино­носцев. Итого 14 кораблей против, можно смело сказать, одного «Варяга», так как «Коре­ец» боевого значения почти не имел (Н. Руднев. Командир ле­гендарного крейсера, 1950).

Иностранные суда, находив­шиеся на рейде порта Чемульпо, прощались с русскими моряками как с обреченными.