Затем Меркурий медленно двинулся в

Затем Меркурий медленно двинулся в

Память русской души - Т. В. Грачева

Ядра карронад брига перебили крепления двух огром­ных реев на фок-мачте турецкого линейного корабля. Рух­нули основные паруса и дополнительные — лисели, кото­рые турки поставили, догоняя «Меркурий». Теперь турец­кому флагману было не до русских. Торжествуя победу, бриг вызывающе прошел около «Реал-бея», расстре­ляв его в довершение из ружей (В. Г. Цветков. Русская доблесть).

Затем «Меркурий» медленно двинулся в сторону сво­их берегов.

«Спасибо, герои!» — обратился Казарский к экипажу. В ответ над морем раздалось могучее русское «Ура!».

Пока израненный бриг приближался к берегу, где ба­зировались основные силы Черноморского флота, конту­женный, с перевязанной головой, А. И. Казарский подсчи­тывал потери: 4 убитых, 6 раненых, 22 пробоины в корпу­се, 133 — в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 — в такелаже, все шлюпки разбиты. Чтобы затем починить корабль, потребовалось четыре года...

Победа «Меркурия» была настолько фантастична, что некоторые знатоки военно-морского искусства отказыва­лись в нее верить. Английский историк Ф. Джейн, узнав о происшедшем сражении, заявил: «Совершенно невоз­можно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Мер­курий», вывело из строя два линейных корабля» (Георги­евские кавалеры 1769-1850, М. 1993).

Газеты того времени писали: «Подвиг сей таков, что не находим другого ему подобного в истории мореплавания: он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Му­жество, неустрашимость и самоотверженность, оказан­ные при сем случае командиром, офицерами и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных...»

Выдающийся русский адмирал В.И. Истомин позднее говорил по поводу подвига «Меркурия» : «Такого самоот­вержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой.!»