Понять оборотня

Интервью Олега Хомяка для Женского Журнала, июнь 2012

ТАТЬЯНА ПЕТКОВА и психолог ОЛЕГ ХОМЯК — о том, почему люди порой ведут себя с нами странно и непредсказуемо, и о том, почему важно не ждать от окружающих большего, чем они могут дать.

Татьяна Петкова: В моей жизни было несколько ситуаций, после которых я крепко задумалась: а правильно ли я воспринимаю своих знакомых и друзей? Два человека, которых знаю много лет, выдали такие неожиданные форматы поведения, словно их подменили инопланетяне! Вот вчера еще был Петя, а сегодня уже оборотень. И я назвала это предательством, потому что люди подвели меня, я из-за них попала в переплет.
Олег, а как вы определяете, что такое предательство?

Я не имею в виду очевидное, классическое предательство – когда один друг за красных, второй — за белых, и один другого сдает врагам. Или как в бизнесе – когда кто-то смывается с деньгами компании. А такое бытовое, casual-предательство – когда друг мог помочь, но отказался. Или еще неуловимее – ты и не просила, однако надеялась на участие человека, а он не предложил помощь.
Олег Хомяк: Предательство – это субъективное переживание. Это наша реакция на поведение другого: меня предали. А на самом деле у того, другого, есть свои переживания. И он принял какое-то важное решение в своей жизни. Что-то он переосмыслил и понял: ему нужно двигаться в другую сторону. И совершенно не думал ни о каком предательстве, а только о сложном выборе.
Т. П.: Хорошее самооправдание: я не предал, я просто пошел другим путем.
О. Х.: Нет, я не имею в виду оправдание. Другой человек тоже сильно переживает – он ведь сделал трудный выбор. Да, это можно назвать предательством — когда один человек пообещал что-то сделать и не выполнил свое обещание. Причем речь идет о важных вещах. Но тут есть очень тонкий момент. Одно дело, если человек подвел другого по расчету, заранее решил, что обманет. Он знал, что не выполнит свое обещание, и знал, чем рискует – хорошим отношением своего друга или знакомого. И другое дело, если у человека произошло переосмысление ценностей, он стал другим. И решил действовать по-другому. Мы же воспринимаем это как предательство. Вот что бы я точно назвал предательством – это когда человек предает что-то очень важное в себе самом. Это тоже вопрос выбора – только в отношениях не с другим человеком, а с самим собой. Человек может предать свою душу, исходя из расчета. Логически поразмыслил и решил: нет, лучше будет вот так. А лучше не стало. Или же изменил себе из-за страха, неверия. Предательство себя ничем не компенсируется. А еще бывает неизбежное предательство. Если говорить о любви, то мы выбираем между двумя людьми, так ведь? Например: остаться в семье, где уже нет близости, но много общего (и дети, и имущество, и привязанности), или уйти к любимому человеку. И здесь все равно предаешь, какой бы выбор ни сделал. Таких ситуаций в жизни много. По сути личностный рост человека подразумевает неизбежное предательство. Не предашь – не вырастешь как личность.
Т. П.: Это еще что за провокация?
О. Х.: Мы ведь с рождения находимся с кем-то в отношениях. С мамой и папой, с родственниками, одноклассниками, друзьями. От родителей нам важно вовремя оторваться. Мудрые мама с папой, понимая это, могут сами «отпихивать» от себя ребенка, выталкивать в самостоятельную жизнь. Но для многих родителей желание детей идти своим путем воспринимается как предательство. Сделал по-своему – предатель, не послушал маму – предатель. А одноклассники, с которыми 20 лет спустя мы не всегда хотим общаться так плотно, как того хотят они? А бывшие коллеги, желающие дружить после того, как мы поменяли работу и у нас появились другие интересы? Мы меняемся на протяжении жизни, меняются наши знакомые и близкие. И бывает так: вроде ничего не произошло, а уже неинтересно поддерживать отношения. И получается, либо вы предадите собственные интересы и будете себя насиловать, общаться без желания, либо предадите другого. Помните, в фильме «Умница Уилл Хантинг» главный герой оказывается перед выбором: либо одному пойти учиться в престижную школу, куда он легко попадает, потому что талантлив в математике, либо остаться с друзьями, которых ему не хочется предавать – а он думает, что предаст, соблазнившись перспективами, недоступными для них? И таких ситуаций в жизни много.
Т. П.: Интересная трактовка предательства. Не как подлость, не как непорядочный поступок, а как не-оправдывание чьих-то надежд.
О. Х.: Предательство и преданность – похожие слова. Я предан тебе – я предаю себя тебе. Я предаю тебя – я выхожу из отношений, прекращаю нашу связь. И не только в личной жизни. Многие начальники воспринимают уход подчиненного в другую компанию как предательство – потому что рвется связь, рушатся ожидания. Мы в плену психологической иллюзии, нам кажется, что все наши отношения будут длиться вечно: от нас не будут уходить коллеги, друзья, любимые. А это не так. Именно из-за этой иллюзии возникает переживание, что нас предали: как же так, я на тебя рассчитывал. Поэтому в этом случае предательство – субъективное, а не объективное переживание.
Т. П.: Подписываюсь под этим. Я сама крайне болезненно переживаю, когда коллеги уходят на другую работу. Хотя головой понимаю, что у них просто меняется жизнь, а все равно расстраиваюсь.
О. Х.: Потому что преданы ожидания. Вы думаете, что все ваши коллеги разделяют ваше отношение к делу как к миссии, призванию, но для некоторых это не более чем просто очередное место работы. А у других со временем меняются цели и ожидания. Чем глубже наши ожидания – относительно работы, отношений с другими людьми, — тем сильнее ощущение предательства. Привязываясь к кому-то, мы начинаем мыслить его в своей картине мира. Вот есть я, а вокруг меня – мои люди, люди для меня, люди в моей жизни. Но это же только одна роль человека – быть моим, у него ведь еще много других ролей. А мы ему отказываем в этой многомерности. Если относиться к людям только как к своим, мы всегда будем обижаться, чувствовать себя преданными. Надо всегда помнить: у других людей есть своя жизнь и они не обязаны оправдывать наши ожидания. А еще бывает, что мы завышаем свои ожидания от других, приписывая им роли, которые те совершенно не собираются играть и даже не в состоянии выполнить. И даже не всегда догадываются о том, что мы их назначили на определенную роль.
Т. П.: А как можно расценить такой случай: у моей приятельницы ушел из жизни близкий человек. А ее друг просто перестал ей звонить сразу же после этого. Исчез, ни слова не сказав. Прошло полтора года, а он так и не объявился. По-моему, это предательство. Не идеологическое, а эмоциональное.
О. Х.: Мы все люди со своими фокусами. И, конечно, бывает эмоциональное предательство – то, о котором вы рассказали. Причем самому «оборотню» может быть неприятно из-за того, что он так поступил. В глубине души предавший всегда чувствует и понимает, что произошло, знает, что он поступил небезупречно, в душе у него – чувство вины. Нужно быть очень сильным и очень мудрым человеком, чтобы решиться подойти к тому, чьи ожидания мы обманули, и поговорить, попробовать объяснить. Например, вы чувствуете, что ваше внутреннее движение – уходить из отношений. Вы больше не хотите оправдывать ожидания другого. Вы изменились. И вместе с тем вы понимаете, что тому человеку будет больно. Но поговорить нужно. Иначе будет больнее. Впрочем, если оба человека отдают себе отчет в том, что их пути разошлись, их ожидания от отношений снижаются, то они безболезненно расстаются или увеличивают дистанцию. Но такое единодушие при расставаниях бывает редко.
Т. П.: Мне кажется, легче поговорить с партнером по бизнесу или по совместному делу: знаешь, моя идея в нашем общем пространстве исчерпалась, не рассчитывай на меня, я меняю вектор движения. Но как такое сказать другу? Любимому человеку?
О. Х.: В личных отношениях сложнее, и тут все равно в воздухе повиснет предательство – потому что даже если один вовсе не желает никого обижать и просто начинает новую жизнь, второй все равно воспримет этот выбор как предательство.
О. Х.: Например, если друг остался далеко позади, а мы личностно выросли, то расставание будет драматичным. Это всегда болезненно для тех, кто рядом с человеком, который развивается, реализует свою судьбу, не хочет останавливаться на достигнутом. Я имею в виду болезненно для тех, кто сам еще не включил свое личностное развитие.
Т. П.: Но ведь бывает и так, что кто-то из наших знакомых и близких идет не по пути развития, а деградирует — и в ситуации выбора из него лезет все самое черное, неприглядное!
О. Х.: Такому человеку будет тяжело. Он будет жить с ощущением вины. Тот, кто поступил некрасиво из-за страха, жадности, трусости, ощущает что-то гадкое внутри. И вот это хороший маркер: если есть ощущение греха, гадкого поступка – значит, мы совершили предательство. Мы всегда в глубине души понимаем, какова цена сделанного выбора. Отказались от чего-то значимого в пользу удобного, комфортного – всегда внутри остается след. Люди, хорошо настроенные на себя, свои желания и устремления, отлично чувствуют такие вещи.
Т. П.: Вы умеете делать правильный выбор?
О. Х.: Да все умеют, только надо быть честным с собой. Вот вы перед выбором. Мысленно представьте перед собой два варианта. И переводите взгляд с одного на второй. Один воспринимается тепло, хорошо, светло. А от второго, пусть он даже кажется более выгодным и простым, вас корежит. Надо доверять внутреннему ощущению. В тех случаях, когда я убеждал себя в обратном, – приходилось расплачиваться деньгами, временем, чувствами… Мы — свободные люди и сами решаем, как нам относиться к тем или иным ситуациям.
Т. П.: Вот моей подруге звонит одноклассница и заявляет, что ее кладут в больницу, а она иногородняя и рассчитывает, что та будет приходить к ней в клинику и ухаживать. А подруга не может – ни физически, ни психологически. И ее одноклассница расценивает это как предательство.
О. Х.: Предательством будет, если она согласится – и не придет в больницу ни разу, еще и телефон отключит. Если вы не хотите участвовать в жизни попросившего о помощи человека таким-то способом, лучше потратить время – и найти возможность заявить другому о своих интересах и предложить свой вариант помощи. И говорите: «Знаешь, то, чего ты от меня ждешь, доставляет дискомфорт. Давай обсудим, как я могу тебе помочь». Чтобы избежать ситуации, когда вас могут счесть предателем, надо не прятаться, не отказывать в помощи без объяснений, а доносить свои интересы: «Я понимаю, что ты ждешь от меня вот этого, но для меня это неудобно. Могу предложить вот это». Если я чувствую дискомфорт по поводу обязательств и ожиданий других, – для меня это достаточно серьезный повод, чтобы, потратив время, самоопределиться и найти те слова, которые я смогу сказать честно и уверенно.
Т. П.: Я так и поступаю, когда кто-то из родственников или друзей, живущих в другом городе, заявляет, что хочет остановиться у меня по приезде в Киев. Говорю: «Я рада тебя видеть, но мне лучше оплатить тебе гостиницу. Я предлагаю это всем. Дело не в тебе, мне просто крайне некомфортно, когда в моем пространстве кто-то поселяется». Кое-кто обижается – и наверняка считает, что я превратилась в оборотня. Но большинство понимает.
О. Х.: Возникает интересный вопрос: а почему люди обиделись? Может, потому, что они не готовы учитывать ваши интересы? Не хотели искать конструктивное решение? Вы сделали правильный шаг: заявили себя и предложили решение. Если кто-то возмущается и обижается, – это вопрос его психологической зрелости. Почему кому-то проще объявить вас предательницей, чем понять вас? С родственниками всегда сложно, они затягивают в игру по своим правилам, навязывают свои форматы. Однако мы не можем брать на себя ответственность за то, чтобы всем было комфортно. Мы не можем быть хорошими для всех. Важно, чтобы вы сами были уверены в честности своих действий — и по отношению к себе, и по отношению к другим. И чтобы вы были понятны тем, кто входит в вашу систему.
Т. П.: Система — это ближний круг, да?
О. Х.: В общем, да. По ходу жизни мы постоянно образовываем с другими людьми системы. Иногда новая система вступает в противоречие со старой. Классический пример: сын + мать – система, сын + его девушка – тоже система. И когда сын женится на этой девушке, появляется новая система со своими правилами. И мать, член старой системы, ощущает, что ее влияние на сына уменьшилось, их связь ослабела. Мудрая мать принимает тот факт, что сын теперь ценит мнение своей жены больше, чем мамы. Это нормально, ведь он уже не только сын, но и взрослый мужчина. А мать, которая не видит в сыне взрослого, начинает соперничать с невесткой и считать сына предателем, если он слушает жену. И у мужчины проблема: есть две разные системы, между ними — противоречия. А у нас ведь таких систем гораздо больше – друзья, коллеги, родственники. Нередко одна подруга называет вторую предательницей, когда та выходит замуж и у нее меняются интересы. И мы постоянно балансируем между этими системами. Главное при этом, как я уже сказал, — чтобы внутри не было гадкого ощущения, что мы делаем что-то нехорошее.
И еще важно не торопиться записывать человека в предатели. Всегда есть запас времени, чтобы подождать. Не горячитесь. Вы не знаете, что происходит и почему. Скажите себе: «Я не знаю, что случилось. Я не буду пугаться неизвестности – просто подожду какое-то время». Удержитесь от интерпретации вроде «он меня предал», «он меня не уважает». Вполне вероятно, странное поведение человека связано с его личными проблемами и переживаниями, с его слабостями и страданиями.
Т. П.: А если прошло время, и ничего не проясняется?
О.Х. : Если важно прояснить - спрашивайте прямо, не бойтесь неприятных ответов, не бойтесь обидеть своими вопросами. Если уж нет возможности прояснить - оставьте это как факт неизвестный и неопределенный. Не обязательно все тут же должно обрести смысл. Важно уметь принимать и неопределенность. Когда-нибудь это прояснится.